Главная / Политика / Упадок и разрушение

Упадок и разрушение

Так жёстко озаглавили свой материал эксперты издания Economist. Более того, они без каких-либо светских пассажей и витиеватости пишут: Великобритания не являла собой такого жалкого зрелища со времен Суэцкого кризиса.

Авторы со свойственным британским остроумием вспоминают блистательного английского писателя-романиста ХХ века Ивлина Во (Evelyn Waugh), который, к тому же был и выдающимся журналистом.

В мае 1942 г. в письме к своей жене писатель рассказывает подлинную историю, в которой отражено безрассудство британских военных. Солдаты британской десантно-диверсионной части, которая была временно дислоцирована в поместье лорда Глазго (Lord Glasgow), предложили хозяину избавиться от старого пня с помощью динамита, гордо уверяя лорда, что произведут взрыв с таким мастерством, что этот пень даже «упадет точно на шестипенсовую монету». Солдаты крепко выпили за столом, рассказывает Ивлин Во, и после обеда всей компанией направились наблюдать за подрывом этого несчастного пня. Но тут, вместо того, чтобы упасть на монетку, как обещали боевые солдаты, пень взлетел в воздух на 50 футов, потащив за собой целый акр земли и плантацию высаженных молодых деревьев. Лорд Глазго в отчаянии от этого зрелища бросился в свой замок, и обнаружил, что в результате этого взрыва, все окна замка разбиты. Потрясённый лорд, не в силах сдерживать свои эмоции, ринулся скрыться в ванную. А там «весь потолок, который сотрясло взрывом, рухнул ему прямо на голову».

Этим пассажем эксперты обозначили прелюдию к своим рассуждениям о нынешнем состоянии Великобритании, и пишут, что через год после еврореферендума Великобритания напоминает замок лорда Глазго. Аналитики уверены, что наиболее серьёзный и заметный ущерб был нанесен ее внутренней политике. Консервативная партия в хаосе, поэтому левацкий лидер Лейбористской партии Джереми Корбин может говорить о том, что станет премьер-министром через шесть месяцев. При этом, не менее серьезный удар, по оценкам экспертов, был нанесен и по положению Британии на мировой арене: сейчас оно хуже, чем когда-либо со времени Суэцкого кризиса 1956 г., когда США сорвали попытку Энтони Идена (Anthony Eden) восстановить британское влияние в Египте.

КонтекстТереза Мэй идет на рискAtlantico20.06.2017Потерпевший победу БрекситProject Syndicate20.06.2017Евросоюз занял жесткую позицию по БрекситуИноСМИ02.05.2017Союз стран от Атлантики до УралаAgoraVox05.04.2017
Эксперты Economist рассуждают, что на протяжении десятилетий британская внешняя политика покоилась на трех столпах: США, Европейский союз и развивающиеся страны. Уинстон Черчилль, сын британского аристократа и американки-наследницы большого состояния, впервые употребил выражение «особые отношения» для описания кровных и языковых связей Великобритании с Америкой. Как бывшая империя, Великобритания имела близкие связи с десятками африканских и азиатских стран. Обладая одной из крупнейших экономик Европы, она во многом определяла будущее Европы, часто выступая в качестве противовеса франко-германской оси.

Авторы Economist, отмечают, что британские дипломаты продолжают тешить себя иллюзиями. А ведь стоит помнить, что Суэцкий кризис продемонстрировал, что США попросту выбросили за борт «особые отношения», как только это вошло в противоречие с их национальными интересами. Британцы, замечают эксперты, всегда были игроками «низшего разряда» в Европе, но при всём том, эти три столпа ее внешней политики не просто выдержали проверку временем, но и обеспечивали устойчивость. Членство Великобритании в Евросоюзе укрепляло ее влияние в США, и наоборот, близкие отношения с Америкой добавляли к ее влиянию в Европе. Международное влияние Великобритании возрастало благодаря ЕС, в рамках которого она имела торговые соглашения с 53 странами мира.

Решение Великобритании покинуть ЕС, очевидно, сократит ее влияние в Европе. Даже если британцам удастся договориться о благоприятном режиме доступа к единому рынку, они перестанут быть частью системы принятия в нем решений. Великобритания уже обнаружила свою слабость: ее главному переговорщику по Брэкзиту Дэвид Дэвис (David Davis) до сих пор не удалось сделать ничего существенного, зато он успел сделать ряд уступок Евросоюзу. Как пишут эксперты, неожиданно обнаружилась изоляция Великобритании в ЕС: нынешнего премьер министра Терезу Мэй просят покинуть зал заседаний, когда ещё вчерашние партнёры — союзники начинают обсуждение внутриЕСовских дел.

Более того, эксперты считают, что Великобритания покидает Евросоюз в то время, когда ее отношения с США находятся в опасности. Почему? Британские эксперты разъясняют свою позицию следующими аргументами: сегодня президент США руководствуется лозунгом «Сделать Америку снова великой». Черта Дональда Трампа — непостоянство. Политики в отношении к новому президенту США и к тому, что он говорит и делает, разделились на диаметрально противоположные стороны. И именно это, уверены британские эксперты, означает, что чем ближе к нынешнему президенту США станет Великобритания, тем сильнее она оттолкнет от себя тех, кто в оппозиции к Трампу. Согласно результатам опроса, проведенного американской исследовательской организацией Pew Research Centre в 37 странах мира, всего 22% респондентов полагают, что Дональд Трамп будет вести «правильную» внешнюю политику. Кстати, Барак Обама пользовался доверием 64% опрошенных в последний год своего президентства.

Авторы статьи в Economist задаются вопросом: что же с третьей опорой? Самая сильная карта сторонников «Брэкзита» — глобализм. Приверженцы глобализма утверждают, что, не будучи привязанными к «разлагающемуся трупу Европы», они будут свободно взаимодействовать с развивающимися странами. Эксперты спрашивают, разве членство в ЕС как-то мешало британскому бизнесу вести дела с третьим миром? Напротив, британские эксперты уверены, что страны с развивающейся экономикой заинтересованы, прежде всего, в доступе к европейскому рынку с его 500-миллионным населением.

Эксперты приходят к неутешительному выводу: логика, согласно которой в старой системе указанные компоненты взаимно усиливали друг друга, в ближайшие несколько лет начнет работать в обратном направлении, кто бы ни был у власти. Генри Киссинджер (Henry Kissinger), совсем недавно выступая на одной из лондонских конференций, заметил, что Брэкзит дает шанс обновить трансатлантическое партнерство. Авторы статьи напоминают, что этот легендарный и уважаемый политик упустил один аспект. В бытность руководителя внешней политикой США, Киссинджер задался одним очень важным вопросом: «Кому звонить, если надо поговорить с Европой?» Очевидно, пишут эксперты, Америка будет проводить больше времени на телефоне с дружественными ей странами внутри ЕС, а не с той, что находится за пределами союза. Ведь визит Трампа во Францию в День взятия Бастилии уже назначен, а вот его возможный визит в Великобританию в подвешенном состоянии. Эксперты прогнозируют, что развивающиеся страны будут более заинтересованы иметь дело с влиятельными блоками, чем с маленькой страной со специфическими правилами и изменчивой политикой. И это, по их мнению, произойдет еще быстрее, если Великобритания выберет Корбина, который специализируется на том, что критикует ведущие страны мира и, как здесь полагают, тяготеет к малозначимым странам.

С 1980-х гг. Великобритания и США были главными приверженцами передовой в то время идеологии неолиберализма. Британские консультанты разъезжали по Европе и странам бывшего Советского Союза, давая уроки приватизации. Шведы сделали свою систему социального обеспечения доступной для бизнеса. Немцы попытались перенять «капитализм акционерных обществ». Однако идеология неолиберализма серьезно пострадала в результате финансового кризиса 2008 г. На Великобританию и США с тех пор нахлынула волна популизма, которая, как считают эксперты, и породила Брэкзит по одну сторону Атлантики, а Трампа по другую. Сторонники выхода из ЕС утверждали, что положительный исход еврореферендума даст начало «весне Брэкзита», так как «отжившая система» угрожает падением, а евро резко упал в цене. Вместо этого ЕС оказался в лучшей за многие годы форме: в Елисейский дворец пришел молодой реформатор, и франко-германская ось остается крепкой. О Великобритании же на континенте пишут как о «больном человеке Европы».

По следам Суэцкого кризиса Дин Ачесон (Dean Acheson) заметил, что Великобритания «потеряла империю, но и не смогла определить для себя новую роль». В действительности же, в последующие десятилетия постимперская Британия освоила несколько ролей: «точка вращения» между Европой и Америкой, корифей глобализма в мире, где неуклонно развивается процесс глобализации, и главный приверженец неолиберализма. Однако затем вследствие финансового кризиса и Брэкзита она одним махом потеряла все эти функции. Словом, по мнению Economist, окна разбиты, и потолок упал.

Источник