Главная / Политика / Трамп понимает Путина, но не собирается заключать его в объятия

Трамп понимает Путина, но не собирается заключать его в объятия

Конгрессмен от республиканцев из штата Северная Каролина и ветеран политики Роберт Питтенджер — убежденный сторонник политики президента США Дональда Трампа. Ранее Питтенджер занимался в Конгрессе вопросами бюджета и финансов, а сейчас он член рабочей группы, которая готовит предложения по уменьшению неконвенциональных военных действий и терроризма.

LA: В середине июня некий сторонник политика из Демократической партии Берни Сандерса выстрелил в своего коллегу — конгрессмена-республиканца Стива Скалиса. Как такое прямое проявление агрессии характеризует политическую культуру США в настоящее время?

Роберт Питтенджер: Нападение на конгрессменов-республиканцев исходило от левых кругов. Это очень плохо, и ситуация заслуживает осуждения. Определенные политические группы, которые привлекают, в том числе и актеров Голливуда, развертывают кампании, мол, чуть ли ни надо бомбить Белый дом. В Центральном парке проходит театральное представление «Убить президента Трампа». Мне такие действия не нравятся, как и многие идеи, которые были в политике прежнего президента Барака Обамы. В политическом дискурсе республиканцы изображаются, как неонацисты, и демонизируются. Нам всем необходимо приглушить тон риторики. В свое время на инаугурацию президента Обамы прибыли все приглашенные республиканцы, а инаугурацию Трампа 68 демократов игнорировали. Да, люди могут быть недовольны политикой новой власти, однако уважение нужно проявлять. Я думаю, что агрессивная риторика вдохновляет людей делать плохие вещи.

— Но Трампа тоже обвиняют в словесных нападках на своих противников…

КонтекстТрамп: только ли Россия вмешивалась в выборы?The Guardian06.07.2017Как Дональд Трамп играет в игру ПутинаFinancial Times06.07.2017Германия в сговоре с РоссиейForbes06.07.2017Все плохо и будет только хужеPolitiken05.07.2017— В политике США все нападают друг на друга. Мы все должны уменьшить громкость. Мы должны продумывать слова, которые говорим. Они, возможно, не произносятся со злым умыслом, но нужно быть внимательными. Трамп — предприниматель, он смотрит на результаты, и он не был связан с дипломатией. Наше государство в предыдущие восемь лет находилось в стагнации, произведены конкретные расчеты. Трамп может вытащить нас из этой стагнации.

— Ясно ли вам, какова внешняя политика Трампа? Часто говорят, что она не прогнозируема.

— Президент Трамп озабочен провокациями России, Китаем, Ираном и Северной Кореей. Разумеется, есть «Исламское государство» и «Аль-Каида» (запрещенные в России организации — прим. ред.), которые характеризуют международный терроризм. В мире много различных угроз, даже сложно выбрать одну конкретную как главную. Прежде всего, необходимо сформулировать, кто наш враг. Сейчас в мире это исламский терроризм, что президент Обама никак не хотел признавать. Мы должны работать все вместе — американцы, арабский мир, русские и китайцы, — чтобы победить исламский терроризм. Будьте внимательны, когда высказываете свои желания — никогда не будет совершенного мира, и Трампу нужно будет сотрудничать с Путиным, чтобы уменьшить терроризм.

— Ваша аргументация все же основывается на том, что всю вину за неудачи вы возлагаете на администрацию Обамы.

— По-моему, у Обамы был другой подход к внешней политике, чем у Трампа. Считаю, что сильная Америка делает мир более безопасным. Обама верил, что все можно решить при помощи политики сдерживания, что неправильно. Бывший президент США Рональд Рейган понимал дипломатию. Так же, как и последний руководитель СССР Михаил Горбачев. Он мне говорил, что никогда не велел контролерам воздушного сообщения блокировать воздушное пространство для самолетов США. Обама в своей внешней политике включал много «красного света», создавая различные закрытые для полетов зоны. Трамп, в свою очередь, понимает, как соответствующим образом применять силу.

— Что означает «применение силы соответствующим образом» к контексте Сирии и России?

— Сирия — это большая неудача. В происходящую там гражданскую войну вовлечено много сторон. США должны были вмешаться еще пять лет назад, сейчас ситуацию сложно урегулировать, есть страны, которые прикрывают «Исламское государство».

— Когда Трамп стал президентом США, прозвучали предположения, что он будет пророссийским в сравнении с Обамой. И эти подозрения не развеяны.

— Президент Трамп открыл двери для дискуссий с китайским лидером Си Цзиньпином и в то же время открыл двери также для дискуссии с Путиным, потому что видел точки соприкосновения, где возможно сотрудничать, чтобы сделать мир более безопасным. Но Трамп не глупец. Он понимает Путина, но не собирается заключать российского лидера в объятия. В этом у меня вообще нет сомнений.

— В свое время спикер Палаты представителей Конгресса США Ньют Гингрич высказался, что столица Эстонии Таллин это «предместье Санкт-Петербурга». Было ли это высказывание, на ваш взгляд, корректным?

— Ньют много лет был спикером Конгресса. Он много говорит, иногда даже слишком много. Мне он очень нравится, отличный парень, знаю его с 1980 года, когда первый раз был избран в Конгресс. На комментарий о «предместье» я не обратил внимания, потому что он не относится к нашей политике.

— США планировали осенью на время российских учений «Запад-2017» направить в страны Балтии дополнительные войска. Как вы оцениваете этот шаг?

— Это вопрос министра обороны Джеймса Мэттиса. О дополнительном присутствии в Балтии у меня в Вашингтоне был разговор с послом России. Он отрицал необходимость этого и утверждал, что «Россия должна быть способна защитить себя от всех вас». Он не понимал, почему мы разместим дополнительные силы.

— А кто это — «все вы»?

— НАТО.

Источник