Главная / Культура / Создатель памятника Калашникову: некоторые мои ошибки ещё не заметили

Создатель памятника Калашникову: некоторые мои ошибки ещё не заметили

Недавно Салават Щербаков оказался в центре скандала — один из пользователей соцсетей обнаружил, что на барельефе памятника оружейнику Михаилу Калашникову изображена схема винтовки нацистского конструктора ­Хуго Шмайссера.

Это не первый подобный скандал в биографии скульптора. В 2014 г. во время установки памятника «Прощание славянки» выяснилось, что в скульп­турной композиции присутствует немецкий маузер.

Секта Шмайссера

Сергей Грачёв, «АиФ»: — Салават Александрович, кто недоглядел? Эксперты, историки?

Салават Щербаков: — Целиком и полностью признаю, что это моя личная ошибка. И моя ответственность. Я не перекладываю вину ни на кого из своих помощников, ни на экспертов того же Российского военно-исторического общества. Но справедливости ради надо сказать, что чертёж по сборке, о котором идёт речь, не является в точности чертежом винтовки Шмайссера. Да и поверх этого чертежа лежит автомат Калашникова. Таким образом изобретение Михаила Тимофеевича как бы перекрывает все прошлые достижения и изобретения в данной области. Так что тут как посмотреть! Мне даже эксперты из военной промышленности говорили о том, что не надо убирать пресловутый чертёж. Но так как разгорелся скандал, мы это убрали.

Могу только спасибо сказать человеку, который нашёл ошибку. Тем самым он помогает большой идее.

Нажмите для увеличения

Нажмите для увеличения

— А как вообще возникла эта ошибка?

— В какой-то степени подвёл Интернет. Поисковик выдал по запросу около 25 чертежей. Выбрать нужно было один. По ошибке выбрал не то. Но тут что хорошо: те же люди, которые утверждали, что Калашников украл автомат у Шмайссера, теперь стали кричать, что это совершенно разное оружие. Таких персонажей, кстати, в концерне Калашникова называют «секта свидетелей Шмайссера». Есть такие группы, которые доказывают, что Шолохов не является автором «Тихого Дона», что не Менделеев открыл таблицу химических элементов, что Зоя Космодемьянская была не героем, а душевнобольной, и так далее.

Могу твёрдо сказать, что памятники сегодня делают в режиме жёсткой экономии средств.

— Ваш промах преподносился как нечто из ряда вон выходящее. А насколько часто скульпторы допускают неточности в монументах?

— Достаточно часто, причём как случайно, так и из художественных соображений. Скажем, памятник Петру I работы Фальконе можно критиковать за то, что император представлен в одежде, не соответствующей его эпохе. Или памятник Минину и Пожарскому на Красной площади. Эти персонажи изображены не в одеждах XVII века, а в древнеримских костюмах и с римским мечом. Примеров много. И у меня есть ошибки, на которые ещё просто не обратили внимания. Скажем, на том же барельефе Калашникову архангел Михаил предстаёт в образе русского витязя. Но на это могут обратить внимание только те, кто знаком с иконописью.

Ошибочно думать, что установку того или иного памятника инициирует скульптор, — это делает народ.

Пусть стоят!

— Почему сегодня установка того или иного памятника часто вызывает крайне острую реакцию в нашем обществе?

— Я бы не сказал, что общество очень уж часто резко реагирует на такие вещи. Просто есть памятники, которые одним фактом своего существования затрагивают болезненные для общества темы. Но в то же время именно общество формирует запрос на эти вещи. Ошибочно думать, что установку того или иного памятника инициирует скульптор, — это делает народ.

— Если потребность установки памятника Сталину станет абсолютно очевидной, вы возьмётесь за такой проект?

— Я воспитан в консервативной семье, где всегда ценились православие, русские традиции, литература. Для себя я чётко понимаю, что мне моя бабушка не разрешила бы заниматься памятником ни Сталину, ни Ленину. Но я понимаю, что есть персонажи, отношение к которым в обществе периодически меняется. Того же Ленина по-настоящему обожало поколение наших родителей. Бердяев сказал: «Народ во грехе». Ну, если народ во грехе, то что же на Ленина-то валить! Так же и со Сталиным.

Когда на Украине сносят памятники Ленину, я считаю, это неправильно. В конце концов, любую скульптуру можно перенести, сделать частью музейной коллекции.

— Вы поддерживаете снос памятников подобным историче­ским персонажам?

— Нет. И когда на Украине сносят памятники Ленину, я считаю, это неправильно. В конце концов, любую скульптуру можно перенести, сделать частью музейной коллекции. Если уж говорить о Ленине, статуи которого разбросаны по всему постсоветскому пространству, то ещё неизвестно, как к нему будут относиться в XXII в. Мы не знаем, какой строй возобладает на Земле завтра. Всё циклично.

— В искусстве часто бывает так, что сегодня произведение клеймят, а завтра им восхищаются. Скульптура в этом смысле не исключение?

— Конечно. Например, когда в Петербурге поставили памятник Александру III работы Трубецкого, какой только грязью его не поливали. В народе гуляли посвящённые ему эпиграммы в духе: «Стоит комод, на комоде бегемот, на бегемоте обормот». Хорошо, что в итоге памятник не уничтожили. Сегодня он считается признанным шедевром.

Если кто-то думает, что на памятниках можно хорошо заработать, что-то украсть или отмыть, то он глубоко заблуждается.

— Сколько времени занимает изготовление монумента? Дорого ли оно стоит?

— В большинстве случаев работа над монументом замораживается на длительное время ещё на этапе эскизов. Причины — и отсутствие средств, и смена руководства города, например, и неудовлетворённость заказчика. Но в принципе создание памятника, от идеи до установки, может занять месяцев восемь.

Если говорить о денежных затратах, то мы сегодня изготавливаем монументы очень близко к их себестоимости. Платим за материалы, за литьё, за аренду цеха. Если кто-то думает, что на памятниках можно хорошо заработать, что-то украсть или отмыть, то он глубоко заблуждается.

— А конкретные цифры можно назвать?

— Небольшой памятник может стоить 10-15 млн рублей. Средний — 30-40 млн. Крупный памятник — 150-200 млн и выше. Скажем, работы по созданию памятника князю Владимиру стоили 120 млн рублей. В общем, могу твёрдо сказать, что памятники сегодня делают в режиме жёсткой экономии средств.

  • © / Зыков Кирилл

  • © / Алексей Дружинин

  • © / Владимир Астапкович

  • © / Владимир Астапкович

  • © / Михаил Климентьев

  • © / Владимир Астапкович

  • © / Владимир Астапкович

  • © / Сергей Пятаков

  • © / Сергей Пятаков

Источник