Главная / Политика / Россия и США: невозможность сотрудничества в борьбе против ИГИЛ

Россия и США: невозможность сотрудничества в борьбе против ИГИЛ

В период после 11 сентября 2001 года США и Россия в борьбе с терроризмом были союзниками. Сейчас кажется, что сотрудничество в борьбе с Исламским государством (террористическая организация, запрещена в РФ, — прим. ред.) невозможно. Почему так получилось?

18 июня США сбили над стратегически важным городом Ракка в Сирии сирийский самолет. Это обосновывалось необходимость защиты сил союзников США на земле, якобы, они были атакованы самолетом сирийских правительственных сил. Россия в ответ охарактеризовала событие как «агрессивный» шаг, и на следующий день Министерство обороны России заявило, что Россия решила отказаться от договора о взаимном обмене информации с США.

Это означает, что Россия грозится сбивать американские самолеты. Ситуация кажется все более напряженной, несмотря на то, что и Россия, и США называют ИГИЛ врагом номер 1, а Трамп ранее говорил о том, что борьба с террором должна вернуть американо-российские отношения в нормальное русло.

Путин стремился к созданию «широкой международной коалиции»

Одна и причин заключается в антизападных и антироссийских образах врага, созданию которых посодействовали лидеры как на Востоке, так и на Западе. Так было не всегда. Еще почти два года тому назад Путин заявлял на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, что хотел бы, создания «широкой международной коалиции» в борьбе с терроризмом.

Заявление было воспринято как приглашение, адресованное российским партнерам на Западе, и в последовавший за заявлением год обе стороны проделали большую дипломатическую работу для того, чтобы выработать общее решение для разгрома ИГИЛ в Сирии.

Наиболее решительно были настроены на высшем уровне. И министр иностранных дел России Сергей Лавров, и госсекретарь США Джон Керри проявляли терпение ради нахождения общего решения. Они продолжали отзываться друг о друге как о партнерах, даже когда известные участники дебатов у них на родине нагнетали ситуацию с помощью резких антироссийских и антизападных выражений.

КонтекстМедведь не любит, когда его игнорируютAl Hayat30.06.2017Истребители США стали мишенью для РоссииThe Guardian20.06.2017Пентагон благодарен РоссииCNN11.06.2017Сирия в тисках США и РоссииAd-Diyar26.05.2017Россия—США: тяжбы продолжаются, ИГ остается«Нихон кэйдзай»12.04.2017
В конце года коллапс стал фактом

В сентябре 2016 года стороны заключили соглашение о создании общего цента борьбы с террором в Вене, где они вместе должны были определять цели для нанесения ударов и координировать бомбардировки. Возможно, этот проект был чересчур амбициозен. Всего лишь через месяц США отказались от всякого диалога с Россией для достижения перемирия в Сирии. Потом Россия попыталась вместо этого наладить координацию с Турцией и Ираном. Неудача в сотрудничестве по Сирии стала фактом.

Российское руководство много лет создавало образ врага — Запада, особенно США, который затрудняет сотрудничество. Ирония судьбы заключается в том, что это манипулирование продолжает жить своей жизнью и весьма укоренилось в российской системе именно в тот момент, когда руководству как раз хотелось бы, чтобы образ врага немного померк.

Запад представляется лицемерным

Сегодня особенно СМИ, а также эксперты в России вносят большой вклад в то, чтобы представить дело так, что сотрудничать с Западом невозможно. Эти СМИ и эксперты, принимающие участие в дебатах, описывают Запад, как самопровозглашенную морально превосходящую и лицемерную величину, использующую «права человека» для очернения и свержения режимов, которые ей самой не по вкусу.

Типичный пример подобного отношения можно видеть, если взять англоязычный и проклемлевски настроенный телеканал Russia Today. Зимой этот канал ежедневно показывал репортажи об американских бомбардировках Мосула и выдвигал жесткие обвинения в том, что, по его мнению, было проявлением двойных стандартов Запада.

«Когда бомбили Алеппо, вы писали, что мы должны были #standwithaleppo, но теперь вы молчите. Где же ваши хэштеги сейчас? Тишина говорит больше, чем ваши хэштеги», — спрашивала в запальчивости одна женщина в кадрах, которые канал показывал каждый день по многу раз.

В ответ канал создал свой собственный хэштэг в знак солидарности с жителями Мосула: #MosulSOS. Вместе с тем, российские СМИ, в основном, не критикуют военную поддержку Россией режима Асада и вместо этого основное внимание уделяют беспределу, который творит ИГИЛ. Точно так же, как действия России воспринимаются на Западе как агрессивные, поведение Запада воспринимается в России как проявление двойных стандартов. Впрочем, бомбардировки Мосула и Алеппо свидетельствуют о том, что между ними много общего.

Изображение России не должно быть таким однобоким

Американская общественность в своем однобоком представлении о России ничуть не лучше. Уже в ходе избирательной кампании 2016 года известные обозреватели использовали мнение Трампа о России для того, чтобы очернить его. Известные либеральные издания, такие, как New York Times и Washington Post описывали Россию как лжеца, доверять которому нельзя, а Трампа — как засланного приспешника Путина.

Новости, о том, что представители администрации Трампа имели контакты с российскими дипломатами ДО ТОГО, КАК ОН БЫЛ ИЗБРАН, появившиеся в последнее время, подчеркивают истерический настрой. Дело зашло настолько далеко, что даже Маша Гессен — известный российский журналист, одна из наиболее видных критиков Путина — выступила с весьма язвительными комментариями по поводу антироссийских настроений, характерных для дебатов в США.

Демократы традиционно гордились тем, что выступают за внешнюю политику, предпочитающую дипломатию агрессии и гонке вооружений. Теперь они сами вносят вклад в создание еще более напряженной ситуации, благодаря своему одностороннему изображению России как угрозы. Необходимо также отметить, что Сенат на прошлой неделе принял решение законодательно закрепить новый и расширенный ряд санкций против России, частично обосновав это действиями России в Сирии. Может статься, что борьба с Россией станет чуть ли не единственным вопросом, по которому демократы и республиканцы в Сенате смогут договориться.

Сотрудничество кажется невозможным

Последствием этого однобокого восприятия и того внутриполитического климата, который оно создает, является то, что сотрудничество между двумя странами, принадлежащими к числу самых могущественных в мире, кажется невозможным. Чрезвычайно ограниченная свобода маневра Трампа для того, чтобы начать сотрудничество с Россией, если он на самом деле планировал это сделать, уже материализовалась в политике по Сирии, которая скорее напоминает подобие войны, а не сотрудничество.

В апреле Трамп обвинил Асада в применении химического оружия в ходе газовой атаки в провинции Идлиб, и через 72 часа США уже бомбили сирийскую авиабазу. Сейчас над сирийской землей сбит сирийский самолет. Именно такие действия будут лить воду на мельницу антиамериканских голосов в России. Это очень вписывается в образ лицемерных США, которые спят и видят свержение авторитарных, суверенных государств, часто путем поддержки «террористов» и «оппозиционеров».

Впрочем, у нас есть все основания спросить, насколько вообще желателен был российско-американский альянс в борьбе с ИГИЛ. То, как Россия грубо использовала насилие в борьбе с «терроризмом» в Чечне, а также применение США пыток при допросах подозреваемых в терроризме, наводит на размышления.

Тем не менее, то, что мир становится менее предсказуемым, когда Россия и США не могут договориться по вопросам безопасности в мире, — факт. И для того, что изменить подобную ситуацию, обеим странам следует отказаться от однобокого изображения друг друга.

Источник