Главная / Политика / Осторожно, Китай! Индия создает свой собственный Шелковый путь

Осторожно, Китай! Индия создает свой собственный Шелковый путь

В то время как Китай «окружает» Индию с помощью своего проекта «Один пояс, один путь» (это начатый в 2013 году «ребрендинг» старого проекта, направленного на то, чтобы поставить Китай во главе нового панъевразийского экономического порядка), у Индии появился свой трансконтинентальный план. Он называется «Транспортный коридор Север-Юг» (North-South Transport Corridor), а его целью является улучшение транспортных связей между Ираном, Россией, Кавказом и Центральной Азией.

КонтекстБудет ли Шелковый путь гладким?Latvijas Avize22.05.2017«Шелковый путь»: проект ЕС и Китая продвигаетсяFinancial Times11.05.2017Новый Шелковый путь изменит правила игрыForbes18.04.2017

По сути этот проект представляет собой мультимодальный транспортный коридор протяженностью 7200 километров. Это торговый путь от Индии до России, связывающий между собой Индийский океан, Персидский залив и Каспийское море. Товары будут транспортироваться из порта Джавахарлал Неру и порта Кандла (Kandla) в западной части Индии до порта Бендер-Аббас в Иране, а затем — по автомобильной и железной дороге через Баку в Москву, Санкт-Петербург и дальше. В перспективе второй маршрут может быть проложен вдоль западного побережья Каспийского моря, и по новой железной дороге, соединяющей Казахстан, Туркмению и Иран. В итоге он будет интегрирован в систему транснационального коридора.

Построенный с международным участием коридор, как считают разработчики этого проекта, позволит снизить цены и время, необходимое для транспортировки грузов между такими городами, как Мумбаи, Бендер-Аббас, Тегеран, Баку, Актау, Москва и Санкт-Петербург. Предполагается, что этот маршрут станет драйвером торговли в регионе, который быстро интегрируется и развивается.

Индия явно считает свою торговлю с Россией незначительной, учитывая размер экономик обеих государств. В 2015 году объем экспорта Индии в Россию составил всего 1,6 миллиарда долларов. По мнению Индии, частично это объясняется наличием логистических проблем. В настоящее время для транспортировки товаров из одной страны в другую требуется проделать длинный и сложный морской путь — через Аравийское море, Суэцкий канал, Средиземное, Северное и Балтийское море, а всего на прохождение по этому маршруту нужно потратить минимум 45 дней. Проект «Транспортный коридор Север-Юг» призван исправить эту ситуацию.

«Данный маршрут может вдвое сократить путь из Мумбаи в Санкт-Петербург, — подчеркнул Джонатан Хиллман (Jonathan Hillman), директор подразделения «Новые связи Азии» (Reconnecting Asia) Центра стратегических международных исследований (Center for Strategic International Studies). — По некоторым оценкам, маршрут с севера на юг является в экономическом отношении еще более многообещающим, чем некоторые возникающие в настоящее время сухопутные маршруты восток — запад».

Пока были проведены три теста для изучения возможности реализации проекта. Два из них в 2014 году показали, что новый маршрут будет на 30% дешевле и на 40% короче, чем существующие в настоящее время исключительно морские пути.

Как и в случае с большинством проектов «Нового шелкового пути», разработка «Транспортного коридора Север-Юг» началась более 15 лет назад. Сама идея первоначально появилась в 2000 году, а спустя два года Россия, Индия и Иран подписали официальное соглашение для того, чтобы сделать этот проект реальностью.

В то время как Си Цзиньпин продолжает свою шумную кампанию по поводу «Пояса и пути» на всем пространстве Евразии (так называют территорию, включающую в себя как Европу, так и Азию), рекламируя при этом связь между регионами и преимущества обладания более развитой транспортной коммуникацией с Китаем, Индия погрузилась в целый ряд собственных международных проектов. В рамках политики «Соединение Центральной Азии» (Connect Central Asia) Индия пытается все глубже проникнуть в инфраструктуру и экономику Евразии. В дополнение к «Транспортному коридору Север- Юг» она принимает самое активное участие в развитии иранского порта Чабахар, грузооборот которого планируется увеличить в пять раз и довести его до 12,5 миллиона тонн в год. Кроме того, Нью-Дели поддерживает строительство автомобильной дороги протяженностью 218 километров, связывающей центральную часть Афганистана с иранской границей, а также многосторонний проект «Каладан» (Kaladan) в Мьянме, Трансазиатскую железную дорогу от Дакки до Стамбула (Trans-Asian Railway), автомобильную магистраль Индия — Мьянма — Таиланд и, возможно, расширение порта Тринкомали в Шри-Ланке.

Помимо реальных инфраструктурных проектов, Индия также демонстрирует активность в сфере политических связей. Недавно она вступила в Шанхайскую организацию сотрудничества и подписала Таможенную конвенцию о перевозке грузов. В это партнерство, выступающее за более эффективные международные перевозки товаров, входит 71 страна. Кроме того, Индия пытается продвинуть свою версию соглашения по созданию автомобильной дороги Бангладеш — Бутан — Индия — Непал, а также обсуждает возможность заключения партнерского соглашения с Евразийским экономическим союзом — экономической зоной, в состав которой входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Армения. Как подчеркивают Бипул Чаттерджи (Bipul Chatterjee) и Сурендар Сингх (Surendar Singh) в своей публикации в журнале The Diplomat, усилия Индии, направленные на улучшение транспортных связей в Центральной Азии, выходят далеко за рамки простой геополитики и вопросов более эффективной транспортировки товаров. Индия уже занимает четвертое место в списке самых крупных потребителей электроэнергии — спрос на нее в этой стране увеличивается с каждым днем — а поставки именно таких природных ресурсов являются сильной стороной Центральной Азии.

«Транспортный коридор Север-Юг», а также связанные с ним проекты обеспечивают Индии более легкий путь в самый центр Евразии, который при этом идет в обход Пакистана. Это очень привлекательно для Нью-Дели, особенно если учесть, что Китай занимается реализацией своего экономического коридора «Китай — Пакистан».

Много было написано по поводу того, что «Транспортный коридор Север-Юг» будет представлять собой вызов для инициативы Китая «Один пояс, один путь», однако подобное мнение на самом деле бытует лигь в стенах исследовательских центров, а также в разделе для комментариев различных сайтов. В реальной жизни эти две инициативы прекрасно дополняют и подпитывают друг друга. По намерениям и целям эти проекты очень трудно отделить друг от друга.

«В целом я рассматриваю Транспортный коридор Север-Юг как дополнение к китайскому проекту «Один пояс, один путь», — отметил Хиллман. — Он будет способствовать лучшей интеграции его участников, особенно Ирана и Азербайджана, в структуры региональных сетей. Поддерживаемые Китаем маршруты выгодны для экономик обеих этих стран».

Для стран, расположенных в центре Евразии — Ирана, Казахстана, Туркмении и кавказских государств — транспортные связи являются жизненно важными. Эти страны объединились для реализации именно этой цели. Ведь раньше они были труднодоступными и находились где-то очень далеко, а теперь хотят оказаться в самом центре мира. В настоящий момент они сотрудничают со всеми крупными геополитическими игроками для того, чтобы создать колоссальную систему расширенных торговых путей с востока на запад и с севера на юг, которые имеют стратегическое значение, пересекаясь именно в этих государствах.

Независимо от того, какие «продукты» мягкой силы штампует пекинская фабрика, китайская инициатива «Один пояс, один путь» — не то же самое, что Новый шелковый путь. Инициатива «Один пояс, один путь» является частью более масштабного проекта, направленного на то, чтобы интегрировать между собой экономики Евразии. А ведь именно эту цель преследуют такие же масштабные инициативы, предлагаемые Россией, Японией и Индией. Все эти инициативы с разными названиями следует воспринимать как составные части одного многонационального мегапроекта, известного как Новый шелковый путь.

Уэйд Шепард — автор книги «Китайские города-призраки» (Ghost Cities of China)

Источник