Главная / Политика / Катар — «жертва» арабской ревности

Катар — «жертва» арабской ревности

Третьего июля Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет при посредничестве Кувейта продлили на 48 часа срок ультиматума, состоящего из 13 пунктов, выдвинутого властям Катара, десятидневный срок которого закончился второго июля, а ранее, первого июля, МИД Катара заявил, что выдвинутые условия невыполнимы, поскольку угрожают суверенитету страны. А пятого июля представители вышеупомянутых арабских стран встретятся в Каире, чтобы «решить судьбу Катара».

Ключевые пункты ультиматума, выдвинутого для урегулирования, продолжающегося уже почти месяц, кризиса в Персидском заливе и прекращение политики изоляции Катара — это снижение уровня дипломатических отношений с Ираном, прекращение финансирования средств массовой информации Al Jazeera, Arabi2 и Middle East Eye, прекращение деятельности турецкой военной базы в Катаре и вывод турецких военнослужащих, прекращение отношений с террористическими организациями, в том числе с «Исламским государством» (запрещенная в России организация — прим. ред.), «Братьями мусульманами», ХАМАС, прекращение финансовой поддержки всем организациям, включенным в террористический список США, а также экстрадиция ряда граждан вышеупомянутых стран, имеющих отношение к террористическим организациям, оплата некоторых штрафов и компенсаций и так долее. При этом, было подчеркнуто также, что арабские страны не намерены прибегать к силовым методам, если Доха откажется выполнять выдвинутые требования. Кроме этого, была предпринята попытка втянуть в это США и ЕС, как сторон, осуществляющих контроль над процессом.

Помимо властей Катара, с разными заявлениями о невыполнимости ультиматума и необходимости урегулировать проблемы политическим путем, выступили Вашингтон, Берлин, Брюссель, Москва, против изоляции Катара выступили некоторые международные организации, а Анкара и Тегеран отреагировали более жестко, называя проводимую по отношению Катара политику «неприемлемой».

В общей сложности, нацеленные против Катара действия начались сразу после первого иностранного визита президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию. В рамках этого визита со стороны новой администрации США была подчеркнута приоритетная роль королевства Саудовской Аравии среди арабских, мусульманских стран: именно Эль-Риаду была предоставлена «честь» быть одним из важнейших союзников США в различных региональных процессах, а ныне и в самом приоритетном процессе — в антитеррористической борьбе.

КонтекстРоссия ворвалась на рынок сжиженного газаAl-Eqtisadiya28.06.2017Каддафи предупреждал, а Катар не слушалSamanews.com20.06.2017Новая ось зла. Почему Катар стал изгоем на Ближнем ВостокеCarnegie Moscow Center11.06.2017Русские хакеры рассорили Катар и Саудовскую АравиюИноСМИ10.06.2017Воодушевившись доверенной им новой ролью, саудовские власти сразу приступили к делу, преследуя цель обуздать важнейшего конкурента — Катара, который находиться с королевством в одной команде и претендует на ее роль. «Карликовое государство с большими амбициями» не раз претендовало на конкуренцию с Саудовской Аравией начиная с Туниса, Ливии и Египта, до Палестины и Сирии, при этом достигая серьезнейших успехов. Особенно в рамках начавшейся в 2010-2011годах процессах «арабской весны» спонсируемые Катаром разные ответвления фундаментальной исламистской организации «Братья мусульмане» не раз оказывались на передовой военной и политической борьбы с действующими администрациями в вышеупомянутых государствах и ряде других арабских странах, а в Катаре действующий под опекой правящей семьи телеканал Al Jazeera превратился не только в пропагандистскую машину, разжигающую метаморфозы, происходящие в арабских странах, но и в рупор подопечных сил Катара.

Это и есть причина того, что 5 июня Саудовская Аравия с некоторыми региональными союзниками, в частности с ОАЭ, Египтом, Бахрейном, основываясь на приписываемом эмиру Катара спорном заявлении, обвинили Доху и заявили о политике дипломатической, экономической и дорожной изоляции, закрывая единственную сухопутную границу Катара с Саудовской Аравией и создавая препятствия коммуникации по воздушным и морским путям. Инициатива Эль-Риада получила поддержку, в общей сложности, со стороны одного десятка стран, в том числе не арабских, каждая из которых имела свои интересы, «более или менее» связанные со сведением счетов с эмиратом.

Между тем, однако, расчеты саудовских властей и их партнеров не оправдались — «молниеносной капитуляции не произошло», Катар не сложил оружие, а последовавшие в процессе развития событий обещают прямые серьезные последствия также для противников Дохи.

Конечно, на этой площадке конкуренции возможности маневрирования Катара крайне ограничены, однако власти эмирата, «не растерявшись», мобилизовали весь имеющийся арсенал, при этом как внутри страны, так и за ее пределами, для предотвращения возможных угроз своей власти. Именно такими мощностями Катар отличается от многочисленных арабских стран, его предыдущий и нынешний эмиры поставили в основу политического развития страны инфраструктурные и административные трансформации, по возможности балансируя уровень зависимости от разных внутренних и внешних факторов.

Обобщая рамки ответных шагов Катара можно представить их по следующим основным направлениям:

1. Формирование антикризисного штаба внутри страны, целью которого является оценка, как собственных возможностей, так и возможностей противника, координация ответных действий, как за пределами страны, в плане корректировки позиций внешних игроков, так в самом Катаре с целью предотвращения недовольств эмиром и возможных попыток переворота. Кстати, руководит данным штабом отец нынешнего эмира Тамим бин Хамад аль Тании — главный автор «Катарского чуда» Хамад бин Халифа аль Тани.

2. Углубление различных отношений — политических, экономических, военных с конкурентами Саудовской Аравии, как в регионе, так и за ее пределами.

Данное направление, в свою очередь, может иметь несколько составляющих:

А) Турция: Анкара выразила Катару свою полную поддержку, оказывая, как дипломатическую и продовольственную поддержку, так и согласившись укрепить созданную еще на основе соглашения 2015 года между двумя странами военную базу, где ныне служат, по разным оценкам, 100-300 турецких военных. На основе уже обновленного соглашения между сторонами прямо под носом у Саудовской Аравии будет действовать 3-5 тысячный контингент одного из ключевых конкурентов Эль-Риада в регионе и «суннитском мире» — Турции. Кроме этого, Турция стала главным поставщиком товаров первой необходимости, дефицит которых был вызван блокадой, в результате этого экспорт турецких товаров в Катар за последний месяц вырос почти в три раза. А тот факт, что Анкара продолжит деятельную поддержку властям Катара, никаких сомнений не вызывает.

Дружба Раджипа Таипа Эрдогана и эмира Катара Тамим бин Хамада имеет также довольно тесные личные основы, согласно разным разведывательным данным, по просьбе президента Турции именно элитные силы спецназначения Катара осуществляли охрану Эрдогана в процессе неудачной попытки переворота в Турции.

Б) Россия: в этом направлении действия находятся еще на уровне маневров. Власти Катара поддерживают активные дипломатические контакты с Москвой, как на уровне министров иностранных дел, так и регулярными телефонными разговорами на уровне руководителей двух стран.

В) Иран: действия в этом направлении в запасном арсенала Катара и будут более серьезно применены в случае варианта обострения напряжения. Несмотря на то, что со стороны Ирана есть готовность оказать более широкомасштабную помощь, тем не менее, официальная Доха пока ограничивается направлением дипломатической поддержки и поставками продовольствий, опасаясь вероятности еще большего разжигания «суннитского лагеря».

3. Активная дипломатическая деятельность. Министр иностранных дел Катара шейх Мухаммад бин Абд аль Рахим бин Ясим аль Тани за прошедший месяц посетил важные региональные и геополитические центры, проведя встречи также с руководящими кругами разных международных организаций, достигнув как минимум нейтральной позиции в связи со сложившимся кризисом, а в некоторых случаях — даже открытой поддержки.

4. Вмешательство во внутренние дела стран-противников через спонсируемые группировки — это направление тоже включено в запасной арсенал.

5. Ответные действия на пропагандистском поле. Несмотря на то обстоятельство, что большинство стран, присоединившихся к процессу изоляции Катара уже заблокировали деятельность ключевого инструмента катарской пропаганды, телеканала Al jazeera, тем не менее, это СМИ продолжает активно обращаться к развитиям в арабских странах, а его публикации часто цитируются множеством международных СМИ.

Таким образом, в течение продолжающегося около месяца кризиса власти Катара по вышеуказанным направлениям уже сделали разные шаги, существенно затрудняя возможности маневров противоположной стороны — от неудавшихся попыток внутреннего переворота до возможности прямого военного вторжения.

Между тем очевиден еще один факт — перспективы политического урегулирования проблемы только арабскими усилиями крайне туманны, так что, вмешательство вне-региональных игроков, кажется, не имеет альтернатив. Особенно после назначенной пятого июля встречи в Каире, во время которой, по всей вероятности, будет уточнена дальнейшая тактика четырех стран против Катара (очень вероятно, что возможные действия будут планироваться в направлении еще большего сжатия круга политической и экономической блокады Дохи), до определенного уровня будут также прочерчены дальнейшие новые платформы урегулирования проблемы, о которых определенные договоренности могут быть достигнуты также 7-8 июля в Гамбурге, в ходе проводимого там саммита G20.

P. S. Одной из важнейших особенностей этого кризиса в Персидском заливе является то, что между некоторыми представителями королевских династий или политических администраций участвующих в конфликте основных стран есть личная конкуренция и даже вражда, что предает дальнейшему развитию событий атмосферу дополнительной непредсказуемости. Ключевыми игроками кризиса являются такие амбициозные и непредсказуемые лидеры, как эмир Катара, президент Турции, король Бахрейна, президент Египта, наследственные принцы ОАЭ и Саудовской Аравии. Кстати, последний — Мухаммад бин Салман, для устранения препятствий на пути еще большего укрепления своих позиций внутри саудовского королевства и осуществления своей амбициозной политики всего несколько дней назад осуществил «дворцовую революцию», лишив Мухаммада бин Найифа ряда должностей и звания наследственного принца и заняв его место.

Источник