Главная / Экономика / Что Украина потеряла в обмен на «помощь» Запада

Что Украина потеряла в обмен на «помощь» Запада

В угоду МВФ Украина более чем в три раза обвалила курс гривны, в разы подняла коммунальные платежи, ВВП страны рухнул на 45%. От суверенитета Украины остались только символы — герб, флаг, гимн, считает экономист Александр Дудчак.

. С кредитами от Международного валютного фонда Украине происходит то, что и должно было произойти с кредитами от МВФ для страны, полностью утратившей суверенитет и перешедшей под внешнее управление. Для МВФ нет никакой необходимости торопиться «спасать» Украину. Страну можно дрессировать и требовать выполнить любую прихоть международных финансовых извращенцев. Этим и занимается МВФ последние три года после майдана. 

Подписанная в апреле 2014 года, уже новыми украинскими властями, программа Stand-by от МВФ, заявлялась, как серьезная «пэрэмога» Майдана — вместо российских 15 млрд долларов, (3 из которых к тому времени уже поступили в Украину), были обещаны 17 млрд долларов в течение двух лет. Постмайданная Украина в течение первого года действия программы Stand-by сумела выпросить из этой суммы 4,6 млрд. 

Можно было бы даже похвалить руководство страны за то, что оно не придерживалось предполагаемого графика роста объемов кредитов, предоставляемых на жестких условиях. Но в этом не было заслуги Яценюка, Турчинова или действующих министров финансов Украины — участников торгов с МВФ. Им этих денег просто не дали, хотя было желание брать все, что дадут. Альтернативных эффективных внешних и внутренних источников кредитования своей экономики Украина не создавала. Зато активно взялась за разрушение экономических связей с РФ. 

Уже на следующий 2015 год МВФ стал щедрее на обещания, требования стали жестче, а Украина сговорчивее (впрочем, после переворота Украина не смела перечить Западу, и даже парламент по ходу заседаний менял свое мнение, если на том настаивал посол США или представитель МВФ). Если до Майдана Украина при президенте Януковиче и при правительстве Азарова отказывалась влезать в долги МВФ из-за условий выдачи кредита, наносящих мощный удар по кошелькам простых граждан, то постмайданная власть на такие мелочи внимания не обращала. 

МВФ ковал железо, не отходя от кассы. Пользуясь моментом, пока у власти «свои», Фонд старался максимально закрепостить Украину при минимуме затрат. Прежняя программа была отменена не реализованной, но по новой (рассчитанной на четыре года) программе расширенного кредитования Extended Fund Facility Украине наобещали с три короба — до 40 млрд долларов из «разных», но так и не конкретизированных до конца источников.  

Условия, предъявленные новым украинским властям, вызвали бы недоумение у их предшественников. И если бы такое было озвучено Киеву в 2013 году, то у домайданной оппозиции подобные условия от МВФ вызвали бы цунами праведного гнева. А требования были вполне традиционными для страны третьего мира — повышение коммунальных тарифов; пенсионная реформа, предусматривающая сокращение дефицита пенсионного фонда путем сокращения численности самих пенсионеров с помощью роста пенсионного возраста и ухудшения качества медицинского обслуживания; снятие моратория на продажу земли; ликвидация проблемных банков.

Нынешняя киевская власть демонстрирует удивительную гибкость в отношении к поводам для критики. Предшественников они обвиняли в снижении курса национальной валюты на 1%, отсрочке подписания соглашения об ассоциации и ЗСТ с Евросоюзом, возможной утратой суверенитета в случае расширения сотрудничества с Таможенным союзом. Сами же обвалили ВВП страны на 45%, курс национальной валюты более чем в три раза, повысили коммунальные платежи в разы, и… во всем обвинили предшественников. От суверенитета остались только символы — герб, флаг, гимн и подобие президента.

Конечно же, никаких 40 млрд долларов Киеву никто давать не планировал, но с весны 2015 года Украина сумела получить 7,7 млрд долларов. И выполнила ту часть требований МВФ, которая в первую очередь устраивала киевскую власть — на чем она сама могла заработать — на росте стоимости электроэнергии, газа, воды для населения, на субсидиях, которые не доходят до населения, на ликвидации бесплатной медицины. 

Успешно идет передел сфер влияния в банковской сфере, банкротятся банки конкурентов бизнеса Порошенко в этой сфере, перераспределяются фонды страхования банковских вкладов. Готовится распродажа земель, но делается это, естественно, в интересах крупного агробизнеса. А, чтобы эти интересы были соблюдены, необходимо время — нужно поиграться в демократию и предоставление равных возможностей всем сельхозпроизводителям. Разрабатываются программы кредитования фермеров, в результате которой отданная в залог земля будет конфискована у мелких и средних сельхозпроизводителей за долги.

Однако МВФ считает, что их требования не выполняются — приватизация не идет, пенсионная реформа буксует. С приватизацией, действительно, не так все быстро, как ожидалось. Хотя, казалось бы, никто ей не мешает. Именно поэтому приватизация и идет медленными темпами — иностранные инвесторы не торопятся в страну, в которой идет гражданская война и власть неустойчива, а круг самих инвесторов крайне ограничен самой «властью». Поэтому и торопиться нет смысла — можно снижать стоимость активов до нуля, и брать по бросовой цене. Как пример — попытки приватизировать Одесский припортовый завод.

В Киеве, приближенные к власти люди увлеклись превращением государства в частное предприятие — Украина.Ltd. Порошенко решил, что американское «око Саурона» за ним уже не глядит так пристально, как это было во время Майдана, и можно позволить себе определенные вольности. 

Однако эти вольности условны, и никто не планирует прощать долги. И хоть Порошенко не слишком опечален этим фактом, так как отдавать придется не свои — расплачиваться будет, как всегда украинский народ, тем не менее, для выплаты по долгам МВФ из каких-то источников необходимо взять в этом году 1,04 млрд долларов, а в следующем, 2,3 млрд, а в год выборов — 1,8 млрд.

В связи с этим актуальность очередного транша в 1,9 млрд долларов крайне высока — именно для погашения предыдущих кредитов. Так как, ни на что иное «помощь» от МВФ пойти не сможет. Чем закрывать дыры — сложно сказать. Торговать суверенитетом уже поздно, продано. Политические уступки в обмен на кредиты также не помогут — нечего уступать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник